Новое в блогах

Взращивайте в своем сознании образ бесстрашия и ваши страхи оставят вас навсегда. Закладка мыслей, чтоб побороть страх Еще один мощный метод, чтоб побороть страх. Суть его в том, что вам нужно вести себя так, как будто вы уже смелый человек. Понаблюдайте за смелыми и уверенными людьми. Это могут быть ваши знакомые или любимые актеры. Как они себя ведут? Оденьте их образ на себя. Относитесь к этой технике играючи. Убираем ненужные образы - страхи Что такое страх?

Глава . О жестокости и милосердии и о том, что лучше: внушать любовь или страх

Что лучше, внушать страх или любовь? Вопросы и ответы представляются на сайте .

Что лучше для государства: кнут или пряник Теоретически можно дать на это здравый и даже исчерпывающий ответ. В то время.

Хрестоматия по курсу философии для студентов всех форм обучения и специальностей О жестокости и милосердии и о том, что лучше: Поэтому государь, если он желает удержать в повиновении подданных, не должен считаться с обвинениями в жестокости. Учинив несколько расправ, он проявит больше милосердия, чем те, кто по избытку его потворствует беспорядку.

Ибо от беспорядка, который порождает грабежи и убийства, страдает все население, тогда как от кар, налагаемых государем, страдают лишь отдельные лица. Новый государь еще меньше, чем всякий другой, может избежать упрека в жестокости, ибо новой власти угрожает множество опасностей. Однако новый государь не должен быть легковерен, мнителен и скор на расправу, во всех своих действиях он должен быть сдержан, осмотрителен и милостив, так чтобы излишняя доверчивость не обернулась неосторожностью, а излишняя недоверчивость не озлобила подданных.

По этому поводу может возникнуть спор, что лучше: Говорят что лучше всего, когда боятся и любят одновременно; однако любовь плохо уживается со страхом, поэтому если уж приходится выбирать, то надежнее выбрать страх. Ибо о людях в целом можно сказать, что они неблагодарны и непостоянны, склонны к лицемерию и обману, что их отпугивает опасность и влечет нажива: И худо придется тому государю, который, доверясь их посулам, не примет никаких мер на случай опасности.

Ибо дружбу, которая дается за деньги, а не приобретается величием и благородством души, можно купить, но нельзя удержать, чтобы воспользоваться ею в трудное время. Кроме того, люди меньше остерегаются обидеть того, кто внушает им любовь, нежели того, кто внушает им страх, ибо любовь поддерживается благодарностью, которой люди, будучи дурны, могут пренебречь ради своей выгоды, тогда как страх поддерживается угрозой наказания, которой пренебречь невозможно.

Однако государь должен внушать страх таким образом, чтобы, если не приобрести любви, то хотя бы избежать ненависти, ибо вполне возможно внушить страх без ненависти.

Чезаре Борджа многие называли жестоким, но жестокостью этой он навел порядок в Риманье, объединил ее, умиротворил и привел к повиновению. И, если вдуматься, проявил тем самым больше милосердия, чем флорентийский народ, который, боясь обвинений в жестокости, позволил разрушить Пистойю. Поэтому государь, если он желает удержать в повиновении подданных, не должен считаться с обвинениями в жестокости.

"Что лучше: чтобы государя любили или чтобы его боялись Однако государь должен внушать страх таким образом, чтобы если не.

Джонатан Пауэлл - Новый Макиавелли Тони всегда выигрывал в политических битвах. Гордону не удавалось остановить замыслы Тони - он только замедлял и усложнял процесс, и в итоге Тони не смог пожать плоды своих реформ, пока лейбористы оставались у власти. В целом период премьерства Тони отмечен прискорбной потерей времени и напрасной тратой усилий. Гордона называли"мягким левым" старой закалки; более левым, чем Тони,"настроенный" на представителей"Средней Британии", колеблющихся и потому способных создать перевес; называли справедливо.

Но бунтовал Гордон не по причине идейных разногласий. Он поставил себе единственный вопрос: Нашему вниманию Макиавелли представляет многих правителей,"приобретших власть злодеяниями"; один из них - сицилиец Агафокл. Пороки в этом человеке сочетались с"силой духа и телесной доблестью" [] ; власть он получил не по счастливой случайности, а в результате собственных стараний.

:

О жестокости и милосердии и о том, что лучше: Чезаре Борджа многие называли жестоким, но жестокостью этой он навел порядок в Риманье, объединил ее, умиротворил и привел к повиновению. И, если вдуматься, проявил тем самым больше милосердия, чем флорентийский народ, который, боясь обвинений в жестокости, позволил разрушить Пистойю.

Поэтому государь, если он желает удержать в повиновении подданных, не должен считаться с обвинениями в жестокости.

О жестокости и милосердии и о том, что лучше: внушать любовь или страх. А именно: люди, веря, что новый правитель окажется лучше, охотно.

Взаимосвязь между страхом одиночества и способностью любить Но наступает тот день, когда придётся учиться самостоятельности. Малыш понимает, что близкие не смогут находиться рядом всегда, что они тоже ощущают боль, и это вызывает у маленького ребёнка страх и тревогу. И когда приходит момент взросления, приобретённые в детстве страхи никуда не исчезают. На смену приходит понимание, что каждый человек по сути одинок.

Это заставляет нас налаживать эмоциональные контакты, которые якобы избавят от изоляции.

О жестокости и милосердии и о том, что лучше: внушать любовь или страх

Чезаре Борджа многие называли жестоким, но жестокостью этой он навел порядок в Романье, объединил ее, умиротворил и привел к повиновению. И, если вдуматься, проявил тем самым больше милосердия, чем флорентийский народ, который, боясь обви-нений в жестокости, позволил разрушить Пистойю. Поэтому государь, если он желает удержать в повиновении подданных, не должен считаться с обвинениями в жестокости.

Почему мы боимся и как победить свой страх. Религиозные проповедники вовсю внушают нам мысль о предстоящем аде и сковородках, в то же время Замечательное средство от страха — любовь, доброта, согласие.

Государь Никколо Макьявелли — его светлости Лоренцо деи Медичи Обыкновенно, желая снискать милость правителя, люди посылают ему в дар то, что имеют самого дорогого или чем надеются доставить ему наибольшее удовольствие, а именно: Я же, вознамерившись засвидетельствовать мою преданность Вашей светлости, не нашел среди того, чем владею, ничего более дорогого и более ценного, нежели познания мои в том, что касается деяний великих людей, приобретенные мною многолетним опытом в делах настоящих и непрестанным изучением дел минувших.

Положив много времени и усердия на обдумывание того, что я успел узнать, я заключил свои размышления в небольшом труде, который посылаю в дар Вашей светлости. И хотя я полагаю, что сочинение это недостойно предстать перед вами, однако же верю, что по своей снисходительности вы удостоите принять его, зная, что не в моих силах преподнести вам дар больший, нежели средство в кратчайшее время постигнуть то, что сам я узнавал ценой многих опасностей и тревог.

Я не заботился здесь ни о красоте слога, ни о пышности и звучности слов, ни о каких внешних украшениях и затеях, которыми многие любят расцвечивать и уснащать свои сочинения, ибо желал, чтобы мой труд либо остался в безвестности, либо получил признание единственно за необычность и важность предмета. Я желал бы также, чтобы не сочли дерзостью то, что человек низкого и ничтожного звания берется обсуждать и направлять действия государей.

Как художнику, когда он рисует пейзаж, надо спуститься в долину, чтобы охватить взглядом холмы и горы, и подняться на гору, чтобы охватить взглядом долину, так и здесь: Пусть же Ваша светлость примет сей скромный дар с тем чувством, какое движет мною; если вы соизволите внимательно прочитать и обдумать мой труд, вы ощутите, сколь безгранично я желаю Вашей светлости достичь того величия, которое сулит вам судьба и ваши достоинства.

И если с той вершины, куда вознесена Ваша светлость, взор ваш когда-либо обратится на ту низменность, где я обретаюсь, вы увидите, сколь незаслуженно терплю я великие и постоянные удары судьбы. Скольких видов бывают государства и как они приобретаются Все государства, все державы, обладавшие или обладающие властью над людьми, были и суть либо республики, либо государства, управляемые единовластно.

Последние могут быть либо унаследованными — если род государя правил долгое время, либо новыми. Новые государства разделяются на те, где подданные привыкли повиноваться государям, и те, где они искони жили свободно; государства приобретаются либо своим, либо чужим оружием, либо милостью судьбы, либо доблестью.

Джонатан Пауэлл - Новый Макиавелли

Государь О том, за что людей, в особенности государей, восхваляют или порицаю Теперь остается рассмотреть, как государь должен вести себя по отношению к подданным и союзникам. Зная, что об этом писали многие, я опасаюсь, как бы меня не сочли самонадеянным за то, что, избрав тот же предмет, в толковании его я более всего расхожусь с другими.

Но, имея намерение написать нечто полезное для людей понимающих, я предпочел следовать правде не воображаемой, а действительной в отличие от тех многих, кто изобразил республики и государства, каких в действительности никто не знавал и не видывал.

Несчастная любовь напоминает наркоманическую любовь. голос веселый, я ревную, почему на работе у него настроение лучше, чем со мной». . зависимого переполняют тревога, беспокойство, страхи, неуверенность, из меня никуда не выйдет.нужно много работать над собой,внушать себе не то.

Государь, если он желает удержать в повиновении подданных, не должен считаться с обвинениями в жестокости. Учинив несколько расправ, он проявит больше милосердия, чем те, кто по избытку его потворствует беспорядку. Ибо от беспорядка, который порождает грабежи и убийства, страдает все население, тогда как от кар, налагаемых государем, страдают лишь отдельные лица. По этому поводу может возникнуть спор, что лучше: Говорят что лучше всего, когда боятся и любят одновременно; однако любовь плохо уживается со страхом, поэтому если уж приходится выбирать, то надежнее выбрать страх.

Ибо о людях в целом можно сказать, что они неблагодарны и непостоянны, склонны к лицемерию и обману, что их отпугивает опасность и влечет нажива: И худо придется тому государю, который, доверясь их посулам, не примет никаких мер на случай опасности. Ибо дружбу, которая дается за деньги, а не приобретается величием и благородством души, можно купить, но нельзя удержать, чтобы воспользоваться ею в трудное время.

Кроме того, люди меньше остерегаются обидеть того, кто внушает им любовь, нежели того, кто внушает им страх, ибо любовь поддерживается благодарностью, которой люди, будучи дурны, могут пренебречь ради своей выгоды, тогда как страх поддерживается угрозой наказания, которой пренебречь невозможно. Однако государь должен внушать страх таким образом, чтобы, если не приобрести любви, то хотя бы избежать ненависти, ибо вполне возможно внушить страх без ненависти.

Чтобы избежать ненависти, государю необходимо воздерживаться от посягательств на имущество граждан и подданных и на их женщин. Даже когда государь считает нужным лишить кого-либо жизни, он может сделать это, если налицо подходящее обоснование и очевидная причина, но он должен остерегаться посягать на чужое добро, ибо люди скорее простят смерть отца, чем потерю имущества. Тем более что причин для изъятия имущества всегда достаточно и если начать жить хищничеством, то всегда найдется повод присвоить чужое, тогда как оснований для лишения кого-либо жизни гораздо меньше и повод для этого приискать труднее.

САМОГИПНОЗ И страхи - страхи, фобии, ТРЕВОГИ: КАК ОТ НИХ ИЗБАВИТЬСЯ

Как перестать бояться любви Вы боитесь полюбить? Мысли о любви вас пугают? Шрамы от любви могут заставить вас избегать новых отношений из страха почувствовать боль снова. Положившись на надежду и позволив себе полюбить вновь, вы сможете снова окунуться в это незабываемое чувство или позволить другим полюбить вас, не испытывая боли или разочарования.

В статье рассматривается эволюция представлений о страхе и тревоге в . о милосердии и жестокости, о том, что лучше – внушать любовь или страх.

Чезаре Борджа многие называли жестоким, но жестокостью этой он навел порядок в Риманье, объединил ее, умиротворил и привел к повиновению. И, если вдуматься, проявил тем самым больше милосердия, чем флорентийский народ, который, боясь обвинений в жестокости, позволил разрушить Пистойю. Поэтому государь, если он желает удержать в повиновении подданных, не должен считаться с обвинениями в жестокости.

Учинив несколько расправ, он проявит больше милосердия, чем те, кто по избытку его потворствует беспорядку. Ибо от беспорядка, который порождает грабежи и убийства, страдает все население, тогда как от кар, налагаемых государем, страдают лишь отдельные лица. Новый государь еще меньше, чем всякий другой, может избежать упрека в жестокости, ибо новой власти угрожает множество опасностей. Вергилий говорит устами Дидоны: , , .

По этому поводу может возникнуть спор, что лучше: Говорят что лучше всего, когда боятся и любят одновременно; однако любовь плохо уживается со страхом, поэтому если уж приходится выбирать, то надежнее выбрать страх. Ибо о людях в целом можно сказать, что они неблагодарны и непостоянны, склонны к лицемерию и обману, что их отпугивает опасность и влечет нажива:

И о том, что лучше: внушать любовь или страх

26, Что лучше для государства: Теоретически можно дать на это здравый и даже исчерпывающий ответ. В то время, когда студенты гуманитарных наук только постигали азы философии и политологии, в коридорах вузов ходили слухи, что книга итальянского мыслителя Никколо Макиавелли"Государь" является настольной в Администрации и у самого Президента.

Совершенно очевидно, что существует значительное сходство между нынешним политическим режимом, нашедшим свое выражение в карательных законах, и учениями Макиавелли. Коль речь заходит о жестокости и милосердии, то позволю познакомить вас с важными главами его книги.

Это по сути страх быть собой, страх проявлять себя и жить. С детства многим внушают, что лучше поступать туда, где конкурс.

О том, за что людей, в особенности Государей, восхваляют или порицают Теперь остается рассмотреть, как государь должен вести себя по отношению к подданным и союзникам. Но, имея намерения написать нечто полезное для людей понимающих, я предпочел следовать правде не воображаемой, а действительной — в отличие от тех многих, кто изобразил республики и государства, каких в действительности никто не знал и не видывал. Ибо расстояние между тем, как люди живут и как должны бы жить, столь велико, что тот, кто отвергает действительное ради должного, действует скорее во вред себе, нежели на благо, так как, желая исповедовать добро во всех случаях жизни, он неминуемо погибнет, сталкиваясь с множеством людей, чуждых добру.

Из чего следует, что государь, если он хочет сохранить власть, должен приобрести умение отступать от добра и пользоваться этим умением смотря по надобности. Если же говорить не о вымышленных, а об истинных свойствах государей, то надо сказать, что во всех людях, а особенно в государях, стоящих выше прочих людей, замечают те или иные качества, заслуживающие похвалы или порицания. Что может быть похвальнее для государя, нежели соединять в себе все лучшие из перечисленных качеств?

Но раз в силу своей природы человек не может ни иметь одни добродетели, ни неуклонно им следовать, то благоразумному государю следует избегать тех пороков, которые могут лишить его государства, от остальных же — воздерживаться по мере сил, но не более. И даже пусть государи не боятся навлечь на себя обвинения в тех пороках, без которых трудно удержаться у власти, ибо, вдумавшись, мы найдем немало такого, что на первый взгляд кажется добродетелью, а в действительности пагубно для государя, и наоборот: Глава О щедрости и бережливости Начну с первого из упомянутых качеств и скажу, что хорошо иметь славу щедрого государя.

Как понять - это любовь или просто страх одиночества?

Такими войсками вос- пользовался недавно папа Юлий: Сами по себе такие войска могут отлично и с пользой послужить своему госу- дарю, но для того, кто их призывает на помощь, они поч- ти всегда опасны, ибо поражение их грозит государю ги- белью, а победа -- зависимостью. Несмотря на то что исторические сочинения содержат множество подобных примеров, я хотел бы сослаться на тот же пример папы Юлия.

О жестокости и милосердии и о том, что лучше: внушать любовь или страх Переходя к другим из упомянутых выше свойств, скажу, что каждый государь .

Для того чтобы скачать эту работу. Пожалуйста введите слова с картинки: И нажмите на эту кнопку. Нынешний король Испании не предпринял бы и не выиграл стольких кампаний, если бы дорожил славой щедрого государя. Итак, ради того, чтобы не обирать подданных, иметь средства для обороны, не обеднеть, не вызвать презрения и не стать по неволе алчным, государь должен пренебречь славой скупого правителя, ибо скупость -- это один из тех пороков, которые позволяют ему править.

Если мне скажут, что Цезарь проложил себе путь щедростью и что многие другие, благодаря тому, что были и слыли щедрыми, достигали самых высоких степеней, я отвечу: В первом случае щедрость вредна, во втором -- необходима. Цезарь был на пути к абсолютной власти над Римом, поэтому щедрость не могла ему повредить, но владычесту его пришел бы конец, если бы он, достигнув власти, прожил дольше и не умерил расходов.

А если мне возразят, что многие уже были государями и совершали во главе войска великие дела, однако же слыли щедрейшими, я отвечу, что тратить можно либо свое, либо чужое. В первом случае полезна бережливость, во втором -- как можно большая щедрость.

Как научиться любить себя

Жизнь вне страха не только возможна, а абсолютно доступна! Узнай как это сделать, кликни тут!